Tags: no comment

смотрю вперед

Анатолий Кузнецов. Бабий Яр

   ЖУТЬ...


   Как и многие другие,  Дина до сих пор думала,  что там стоит
поезд.  Слышалась какая-то  близкая  стрельба,  в  небе  низко
кружил  самолет,  и  вообще  вокруг  было  тревожно-паническое
настроение.
   В толпе обрывки разговоров:
   -- Это война, война! Нас вывозят подальше, где спокойнее.
   -- А почему только евреев?
   Какая-то   выжившая   из   ума   бабушка  предполагала  уже
совершенную чушь:
   -- Ну потому,  что они родственная немцам нация,  их решили
вывезти в первую очередь.
   Дина   с   трудом   проталкивалась   в  толпе,  все  больше
беспокоясь,  и  тут  увидела, что впереди все складывают вещи.
Разные  носильные  вещи, узлы и чемоданы -- в кучу налево, все
продукты -- направо. А немцы направляют всех дальше по частям:
отправят  группу,  ждут,  потом  через какой-то интервал опять
пропускают,  считают,  считают... стоп! Как бывает, пропускают
очередь десятками. Опять разговоры в шуме и гаме:
   -- Ага, вещи идут, конечно, багажом: там разберем на месте.
   -- Какое там  разберем,  столько вещей,  их  просто поровну
поделят.
   Дине  стало  жутко.  Ничего  похожего  на  вокзал  железной
дороги.   Она  еще  не   знала,   что  это,   но   всей  душой
почувствовала,  что это не вывоз.  Все,  что угодно, только не
вывоз.
   Особенно странными были эти близкие пулеметные очереди. Она
все  еще  не  могла  и  мысли  допустить,  что  это  расстрел.
Во-первых,  такие огромные массы людей!  Такого не  бывает.  И
потом -- зачем?!

Collapse )
смотрю вперед

и так все понятно

Жаль, очень жаль, что все так закончилось.
Хотя, не спорю, все к тому и шло, это был лишь вопрос времени.
У тебя не хватило смелости попрощаться открыто?
А у меня хватает: желаю, чтобы ты была счастлива.
По-настоящему и во всех сферах.
Blessing by God

(no subject)

Когда ты говоришь: "Я тебя люблю", ты в эти слова один смысл вкладываешь, а я совсем другой смысл из них извлекаю. Как будто ты кладёшь в шляпу апельсин, а я из неё достаю кролика. А ты меня потом спрашиваешь: ну как, вкусно? И я сразу в ужасе: мне что, его убить нужно? И съесть? А я его, наоборот, морковкой кормлю, и у него нос шевелится, и уши розовые просвечивают на солнце. А ты, ну так, между прочим, предлагаешь: давай я тебе его почищу. Я это себе представляю, и мне сразу дурно делается. Тошнит, голова кружится… Ну ладно, говорю, почисть… И ухожу из дома, чтобы этого не видеть. Возвращаюсь через час, а ты сидишь в кресле, весь пол в апельсиновых шкурках, а кролика нет нигде. Ты мне вкладываешь в рот дольку апельсина, и меня немедленно рвёт от вкуса свежей крови.

Я думаю: убийца.

Ты думаешь: истеричкa.

(с)
смотрю вперед

F

Сидеть и смотреть на себя в зеркало.
Играть со светом.
Видеть новое.
Верить…

Буква F.
Теперь каждый раз, когда я смотрю на себя – я вспоминаю, кто я есть.
Fisherlady
… ловец человеков?

Это не навсегда.
Потому что я не сдамся.
Скоро буква F останется лишь в моем свидетельстве.

Никто не видит то, что вижу я.
Так было задумано изначально.
Маленькая тайна, между мной и Богом.